100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Статьи

Готовность наркотического средства к употреблению. Что это?

Наряду с очень четкой квалификацией преступных действий по незаконному обороту наркотиков, закон оперирует и откровенно размытыми понятиями. Возможно, давать определения этим понятиям придется экспертам.

Верховный Суд в который раз…

27 июня 2012 года Президиумом Верховного Суда РФ был утвержден обзор судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанной с незаконным оборотом наркотических средств. В нем, как обычно, много чего повторяется из прошлых обзоров, а это означает, что суды как делали, так и продолжают делать одни и те же ошибки. Меня привлекли два утверждения, которые, на мой взгляд, непосредственно касаются сферы экспертно-криминалистических исследований наркотических средств:

1.      Это наболевший уже вопрос, давно вызывающий рьяные споры в среде юристов — учет размера наркотического средства в квалификации преступления. На эту тему было множество публикаций и диспутов, а воз и ныне там. Из данного обзора следует, что, как и раньше, Верховный Суд считает единственно правильной трактовку законодательства, при которой во внимание принимается полный вес наркотического средства, с учетом и чистого наркотического вещества, и нейтральных наполнителей.

Нельзя сказать, что это в корне неверно, ибо в подавляющем большинстве случаев именно такой подход дает правильную оценку действий преступника с точки зрения их общественной опасности. Но, теоретически, да и практически тоже (как в случаях с дикорастущей коноплей), остается возможность привлечение человека к уголовной ответственности за средство, которое, из-за ничтожного содержания чистого наркотика, объективно не может причинить какой-либо вред организму человека.

2.      Верховный Суд указывает на необходимость разграничения понятий «изготовление» и «производство» наркотических средств, так как это влечет за собой разную квалификацию действий обвиняемого. В качестве основных отличительных признаков указываются:

- выделение из различных средств чистого наркотического вещества, серийность этапов этого процесса, как признаки производства наркотических средств;

- эпизодичная (один или несколько раз) обработка наркотического вещества, что делает его готовым к употреблению.

Зелье готово! Прошу всех к столу!

Вот именно это, невинное с виду, понятие «готовность к употреблению» и вызывает серьезные сомнения в правильности его применения. Посудите сами: наркотики — это же не борщ и не торт «Наполеон», рецепты которых есть в каждой кулинарной книге и даже ГОСТы соответствующие имеются. Как определить в суде, готов ли изъятый наркотик к употреблению? В него ведь вилкой не потычешь, на соль и специи не попробуешь.

Способов приготовления наркотиков существует огромное множество. Взять хотя бы ту же коноплю. Что только с ней не делают: и сушат, и с растительным маслом смешивают, и на подсолнечном масле поджаривают, и на молоке настаивают. И то, что один наркоман считает готовым к употреблению, другой вполне может отказаться употреблять. Заключение же криминалистического исследования наркотического средства не содержит формулировки «готово к употреблению». Однако суд почему-то считает, что участники процесса обладают специальными познаниями, позволяющими им определять, можно ли употреблять наркотическое средство в имеющемся виде или нет.

Конечно, мне могут возразить, что суду достаточно признания обвиняемого в том, что он употреблял это средство, а значит оно пригодно к употреблению. Да и вообще, какое это имеет значение? В поддержку своей позиции могу привести следующие аргументы:

·         Во-первых, закон требует одинаково тщательного расследования уголовного дела даже тогда, когда обвиняемый полностью признает свою вину. Это делается с целью исключения возможности самооговора обвиняемым, что тоже очень важно для правосудия.

·         Во-вторых, исходя из тех же указаний Верховного Суда, «готовность к употреблению» наркотического средства является одним из признаков, влияющих на квалификацию действий подсудимого, а значит — на определение ему уголовного наказания. Что еще может быть важнее?

Получается, что определять в судебном заседании пригодность наркотического средства к употреблению должен приглашенный для этой цели специалист. А какой самый лучший специалист в этом деле? Конечно же, наркоман. Остается только представить, как такой тощий, с осунувшимся лицом «специалист» на глазах у судьи и прокурора рассматривает наркотик, нюхает его, пробует языком, втирает в десна и выдает «мнение специалиста»:

- Отрава — нормалек! Хавать можно (данное наркотическое средство отвечает общепринятым стандартам и готово к употреблению).

Вдобавок ко всему вспоминается курьезный случай привлечения к административной ответственности одной очень пожилой женщины, которая на своем приусадебном участке выращивала несколько кустов масличного мака. На вопрос, с какой целью она выращивала мак, она ответила, что страдает от варикозного расширения вен на ногах и использовала для лечения свежие листья мака, разминая их и прикладывая к проблемным местам в виде компресса. Знакомые врачи мне также подтвердили, что, хотя сам мак ничего не лечит, но его листья издревле использовались в народной медицине, как эффективное болеутоляющее средство при варикозе.

И как в этом случае можно определить готовность наркотического средства к употреблению? Любой наркоман вам скажет, что свежие листья мака — сырье для приготовления наркотика и не более. Но бабуля ведь их «употребляла». И не раз. И вполне успешно. Вот так-то.  


Герасим Яценко


Возврат к списку

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru