100-27-83 8(800)
Звонок по России бесплатно
пн-пт, 9:00-18:00 мск

Статьи

Этика и мораль – это одна из самых противоречивых областей, связанных с человеческой деятельностью. Все моральные нормы написаны только в одном месте – в человеческой совести, и никакой закон не сможет их зафиксировать и упорядочить. А совесть – штука весьма ненадёжная.

Даже уголовное законодательство вынуждено заигрывать с совестью судебных экспертов, намекая, что в своих действиях эксперт должен руководствоваться законом и совестью. Но кто её видел, эту совесть? Она есть далеко не у всех людей. А у некоторых даже если и есть, то работает не всегда правильно. Кому-то может быть стыдно перед своей семьёй, если он не возьмёт взятку.

В судебной практике встречается множество случаев, когда по одному и тому же делу выносятся совершенно разные экспертные оценки. Первая, к примеру, направляется на обжалование, назначается вторая, которая выносит диаметрально противоположное заключение. Вряд ли такие расхождения во мнениях экспертов вызваны объективными причинами. Чаще всего кто-то из представителей органов, сопричастных к расследованию, оказывается подкуплен заинтересованными лицами.

Как вообще соотносятся закон и совесть? По идее, закон должен стать хранилищем общественной морали и её верным стражем, но таковым он будет лишь в глазах совестливых людей. Остальным закон может показаться лишь средством получения выгоды или чем-то иным в этом роде.

Вывод один – улучшать законодательство в целях большего давления на человеческую совесть нет никакого смысла. Нужно улучшать совесть. А сделать это можно одним-единственным и, к сожалению, ненадёжным способом – посредством воспитания. К сожалению, современное состояние системы подготовки экспертных кадров является весьма плачевным. Нехватка высококвалифицированных специалистов происходит из-за недостаточности учебных заведений, которые готовили бы судебных экспертов. Это, в свою очередь, опосредовано сильным падением престижа профессии. И во всём этом водовороте причинно-следственных связей одна надежда остаётся на воспитание. На привитие будущему эксперту не только профессиональных знаний, умений и навыков, но и на создание его высокого морального облика. Эксперт – прежде всего слуга справедливости, и только ей должны служить его интересы.

Как осуществить такое на практике? Только лишь путём совершенствования системы подготовки и аттестации экспертов. Иных путей для исправления ситуации не существует. Достижимо ли это в реальности? Сложно сказать, ведь коррупция относится к неистребимым социальным порокам, полностью изжить которые не представляется, по крайней мере, в ближайшее время. Только в утопиях писателей-фантастов возможно существование идеально справедливых и безукоризненно этически чистых слуг закона, на практике такое нереализуемо.

Следует указать и на то, что и потерпевшие, и обвиняемые должны тоже проявлять свои моральные качества на высшем уровне. Но требовать от них этого странно – каждый думает только о своих интересах, ослеплённый произошедшим. Пусть даже кто-либо из них руководствуется исключительно благородными мотивами, в таком случае благородство – понятие относительное.

К великому сожалению, изыскания в области этики судебной экспертизы относятся к разряду неэффективных теоретических рассуждений, и никто из специалистов в области этики и права пока не в состоянии предложить каких-либо действенных решений в данной области. Учебники ограничиваются лишь сухими формулировками, которые весьма далеки от состояния дел в реальности.

К сожалению, из и так невеликой массы экспертов выбирать самых этически безупречных и совестливых, бракуя остальных, сейчас невозможно. Приходится довольствоваться тем, что есть. А самое печальное, что цепочка плачевных последствий этически нечистоплотных действий вполне может начинаться даже не с эксперта и заинтересованных лиц, а с самого исхода – с момента назначения экспертизы. Коррумпированный следователь в силах организовать назначение судебной экспертизы таким образом, чтобы получить именно такие результаты, в которых заинтересован он и лица, подкупившие его. И при этом сам эксперт будет просто-напросто обманут, и будет косвенным виновником случившегося, даже если он выполнял свою работу ответственно и профессионально. Он становится также и жертвой коррупции, несмотря на свою этическую безупречность.

Как разорвать этот порочный круг? Уповая на воспитание и только. Ведь воспитание – могучее оружие, в последнее время, утерявшее свою актуальность. И узкоспециализированная проблема этики судебной экспертизы в таком ракурсе принимает воистину общечеловеческие масштабы. Ведь воспитание начинается в семье, и продолжается всю осознанную жизнь человека. А реанимация общей системы воспитания – это совсем другая история…


Плешкова Ксения


Возврат к списку

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru